Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

cassets

цвет

Пол млего гордероба занимает сиреневые вещи. Колобова не могла не заинтересоваться в этом пристрастии: "мне сегодня пап сказал, фиолетовый это цвет творческих людей и........алкоголиков"

Макдак собирается сделать редизайн?

McDonald's меняет традиционный красный фоновый цвет своего логотипа на зеленый в поддержку экологически чистых изображений в Европе...

Из XIX века:

Цвет Бедра испуганной нимфы – оттенок розового. Возможно, возникло в начале ХIХ века с появлением нового сорта роз. (Существует еще цвет "бедра нимфы". Это бледно-розовый, нимфа спокойна.) По другим сведениям, это был розовый с примесью охры. Таким цветом при императоре Павле красили подкладку военных мундиров. Но так как ткань для офицеров и солдат была разной по качеству, офицерский оттенок звался "бедром испуганной нимфы", а солдатский – "ляжкой испуганной Машки".

Цвет Гусиного помета (мердуа) – желто-зеленый с коричневым отливом.

Цвет Испуганной мыши – нежно-серый цвет.

Цвет Кардинал на соломе – сочетание желтого и красного (так французская аристократия протестовала по поводу заключения в Бастилию кардинала де Роган в связи с знаменитым делом об "ожерелье королевы").

Кастрюльный – красновато-рыжий, цвет начищенной медной посуды.

Цвет Куропаткины глаза – светло-красный.

Цвет Лягушки в обмороке – светлый серо-зеленый.

Цвет Паука, замышляющего преступление – темный оттенок серого. По другим источникам – черный с краснотой.

Цвет Последний вздох жако – желто-рыжий. Возможно, потому, что перед смертью глаза попугая жако желтеют.

Цвет Резвая пастушка - оттенок розового.

Сюрприз дофина. Он же – цвет детской неожиданности. По легенде в Париже принялись красить ткани в цвет обделанных пеленок после того, как Мария Антуанетта продемонстрировала придворным своего только что рожденного сына, который перед ними "оскандалился".

Шамуб – светлый рыже-коричневый, от франц. chamoi, верблюд.
matt made me do it

79 дней

 Вечер был чудесный, истинно греческий, когда небо и земля медленно сливаются в яркой точке заката. Серые, как шерсть персидской кошки, горы, огромный, не прошедший огранки, желтый алмаз небосклона. Я вспомнил, как в деревне, в такой же вечерний час, люди на верандах таверн разом повернулись к западу, точно сидели в кино, а всезнающее, красноречивое небо было им экраном.